"Россия 2" на высоте!

Впервые в истории российского телевидения за штурвалом новейшего учебно-боевого самолета Як-130 оказывается журналист. Ведущий телеканала "Россия 2" Дмитрий Задорожный попадает на борт воздушного судна вовсе не в качестве пассажира. Вместе с Героем России летчиком-испытателем Олегом Кононенко он  крутит бочки, выполняет перевороты, входит в штопор и гоняется за виртуальными целями. Уникальными впечатлениями Дмитрий Задорожный поделился с нами после возвращения съемочной группы с Иркутского авиационного завода.

- Как возникла идея снять программу в небе?

- Был запрос от телезрителей, мы согласись - почти каждый мальчишка об этом мечтает. До нас никто в России ничего подобного не снимал. Хотя сама идея программы родилась еще год назад, когда праздновалось столетие российской авиации, но согласование съемок заняло больше времени, чем хотелось, поэтому реализовать удалось только сейчас. И за эту возможность большое спасибо нашим продюсерам.

- Чем небо удивило, какие эмоции подарило?

- Я ездил на танке, стрелял, но за штурвалом самолета был впервые. Мы летали на перегрузках 5G (эксплуатационная нагрузка на судне – прим. автора) с фантастической скоростью перемещения 600 км/ч! В небе мы были 1 час 6 мин, и первые 45 минут я вообще не понял, как мы пролетели, будто провели там всего 2-3 минуты. Мне доверили делать фигуры сложного пилотажа, я делал бочку, нырки, петлю Нестерова. И это было здорово!

- Пришлось ли проходить спецподготовку?

- В обязательном порядке я проходил ВЛК (врачебно-летная комиссия). Я никогда этого не делал, признаться, даже сомневался, что пройду ее, все-таки требования высокие. И все же в течение трех недель с 7 утра до обеда приезжал в госпиталь и проходил всех врачей. После ВЛК меня ожидал цикл специальных стендовых испытаний: барокамеры, компрессионные камеры, специальные велотренажеры и всякие кресла. Все это непросто. На моих глазах некоторые летчики не получали заветную справку. Это действительно страшно для некоторых, ведь они не просто теряют источник доходов, они лишаются неба. И побывав там, я действительно их понимаю.

- А к съемкам как готовились?

- Специально для съемок мы изготовили крепления для камер, потому что со штатива снять можно только взлет и приземление. У нас работало сразу 10 камер go-pro: некоторые мы разместили в кабине, местонахождение остальных вообще определялось на месте. Например, на крыле Яка есть фонарь, который мы выкрутили, а вместо него повесили камеру. Специально изготавливали пилоны. Наш самолет был облеплен камерами, и был еще второй самолет, который некоторое время пилотировал с нами. На его борту, по нашей просьбе и предварительной подготовке, вел съемку заместитель ген. директора по летным испытаниям ОКБ им. Яковлева, Герой России Роман Петрович Тоскаев. Он и сам увлекается видеосъемкой, поэтому ему доверили аппаратуру, ведь наши операторы не могли подняться в небо без ВЛК.

- Кто достался в напарники и учителя?

- Небесные тайны мне и зрителям раскрывал старший летчик-испытатель ОКБ им. Яковлева, Герой России Олег Олегович Коненко. Это прекраснейший специалист своего дела. Он посадил меня вперед, хотя такого обычно не бывает, чаще все-таки катают на заднем сидении. Он страховал, научил воздушным финтам. До съемок вся моя подготовка состояла из авиасимуляторов и компьютерных игр. Также мы были в Липецке, где была возможность  потренироваться на тренажере. Именно там я впервые увидел панель самолета и понял, как все работает.

- А сам в детстве мечтал быть летчиком или космонавтом?

- До пяти лет я хотел быть водителем автобуса, возить людей на работу, хотя вырос в театральной семье и по образованию сам актер. О профессии летчика можно было только мечтать… Но многим служащим в армии не доводилось попробовать того, что удалось мне за год существования программы "Полигон". Это счастливый билет, и я рад ему.

- Во время самого полета что испытывал? Легко ли было совладать с чувствами и не забыть, что перед тобой стоит задача сделать качественный материал?

- Это было самое сложное. С одной стороны - "вау, я лечу!" При этом ты понимаешь, что тебе нужно собрать материал. Собрать его удалось в достаточном количестве, и как обычно бывает, встал вопрос, как это все уместить в формат 26-минутного проекта. Поэтому на монтаже, скрепя сердцем, выбираешь только самый сок, то, что будет захватывать телезрителя.

- По прилету на землю, какие ощущения испытывал?

- Почувствовал себе легче килограмма на 4. Это из-за перегрузки, впервые в небе все же физически тяжело. Тело должно быть хорошо зафиксировано, чтобы мозг не переставал понимать, что происходит. Одновременно в голове пробегает мысль, что второго дубля не будет, а значит все нужно сделать с первого раза.

- Как родные относятся к подобным съемкам?

- Чаще всего я стараюсь не грузить их подробной информацией и вообще настраиваю на том, что это уникальная возможность. Хотя продюсеры во время этих съемок держали супругу в курсе происходящего, докладывали о том, как взлетел самолет, что самолет в воздухе, в поле зрения, и он вот удачно приземлился.

- Никогда не задумывался о том, чтобы застраховать свою жизнь?

- Разговор о том, что наши жизни надо страховать, все-таки работаем с опасными вещами, уже заводился. Пока этого не случилось. Тьфу-тьфу, до сегодняшнего дня все проходило хорошо, мы работаем с отличными экспертами, которые обеспечивают нашу безопасность.

- Натолкнул ли полет на новые идеи?

- Нет предела совершенству. У нас еще очень много нереализованных тем. Нас ждет флот, как надводный, так и подводный. По авиации – в апреле мы летим на Су-34 в Липецком авиацентре, его начальник, генерал-майор Александр Харчевский лично обещал взять меня на борт. И там будет обширная программа с боевым применением. Военные технологии всегда интересны. Они постоянно развиваются, поэтому впереди еще много тем, которые найдут отражение в нашей программе.

В программе "Полигон" отсутствует подробный сценарий. Это всегда живой диалог со зрителем. Сами создатели проекта называют его "военным TopGear". Но главную оценку программе дает зритель, и он охотно оставляет свое мнение в комментариях на сайте программы. Наиболее емким по смыcлу стал следующий: "Крутое кино, пойду детям покажу".