Павел Буре / Автор: Николай Выборный

    Павел Буре в "90х60х90". Возвращение легенды

    Мы так давно не видели Буре на телеэкранах, что его приход в "90х60х90" воспринимали чуть ли не как возвращение на лед. Что с ним теперь? И где так долго пропадал один из самых восхитительных русских хоккеистов всех времен? Ясно было только одно — интересным и важным будет каждое слово из уст Русской Ракеты - в среду, 22 февраля в 21.45 на "России 2" !
     

    О том, что Буре прилетает в Россию, мы узнали буквально за несколько дней до уже запланированных съемок с другими героями и звонили скорее наудачу. Павел согласился удивительно легко. "Куда? Во сколько? ОК!" Так просто, что мы даже заподозрили в этом некий расчет — не готовит ли Буре возвращение в каком-то новом качестве? Ни свет прожекторов, ни внимательный взгляд камер его не смущали: "Людям по-прежнему интересно знать, что происходит в моей жизни, поэтому, когда кто-то из уважаемых журналистов предлагает встретиться, я иногда соглашаюсь". Что ж, мы своей возможностью воспользовались сполна, и он был искренним, насколько мог.

    К слову о расчете — из всех наших вопросов о возможных занятиях в будущем, самое заинтересованное "посмотрим, все может быть" пришлось в ответ на предположение о работе в думе. Но тут дело скорее в интонации или едва заметной паузе, которая даже не намекает, а едва интригует. В общем, надо смотреть эфир. Тем более что варианты работы хоккейным функционером Буре в разговоре с нами тоже не отметал однозначно.

    А нам, конечно, хотелось услышать, что он решил снова быть с нами. Только находясь рядом с Буре понимаешь, как он способен влиять на людей. Он обладает магнетизмом настоящей суперзвезды — как Зидан, как Джордан — ты просто смотришь на него и не можешь наглядеться, будто тебе показывают какой-то очень интересный фильм. При этом обращаешь внимание и на детали: например, часы "Павел Буре", историю которых он нам напомнил. Или другое наблюдение — на протяжении всей нашей беседы он непрестанно массирует правое колено, это легко заметить и в кадре. На вопрос о самочувствии ответил, что все в порядке, и через пять минут снова взялся за колено, перенесшее столько операций.

    Если травмы по-прежнему дают о себе знать, то новое спортивное увлечение Буре — джиу-джитсу — кажется тем более отважным вызовом самому себе. Павел поясняет: "Я бы не сказал, что это спорт. В спорте есть правила. В том, чем занимаюсь я, правил нет". Маша, разумеется, сразу попросила ее чему-нибудь научить. Теперь ходит отважная — Буре показал ей, как гарантированно отделаться от любителей хватать на улице за руки.

    "Случилось, надо реагировать", - эту фразу, отвечающую философии джиу-джитсу, Павел Буре у нас в студии повторяет слишком часто. В какой-то момент это становится странным — как будто перед нами вовсе не топ-спортсмен, ушедший на покой успешного строительного бизнеса и сознательной благотворительности. Его постоянное спокойствие и задумчивость вдруг начинают казаться грустью, именно когда он улыбается, оценив шутку или засмотревшись на собственные шайбы в ворота финнов на олимпийском льду Нагано. Кстати, Буре сказал нам, что никогда не пересматривал тот матч, даром, что попал за него в Книгу рекордов Гиннеса.

    Мы, разумеется, не могли не воззвать к духу Павла Буре времен 90-х - вспомнили о переезде в НХЛ, обменялись проникновенными взглядами на теме русской мафии в североамериканской лиги и снова пережили забастовку и расставание с Ванкувером. Какие-то события тех времен Буре почти забыл, что-то до сих пор не дает покоя, но все-таки годы в НХЛ остаются для Павла его главным достоянием. Как похвала Гретцки, которой он уравновесил так и не выигранное золото Олимпиады и Кубок Стэнли: "Самый большой комплимент в жизни я получил заочно от Уэйна. После окончания карьеры он сказал, что мог бы поиграть еще год, если бы Павел Буре стал его одноклубником. Для меня это было..."