Норильск, Норильск...

Дмитрий Торбинский не был в Норильсе с тех пор, как ему исполнилось двенадцать. Но, чтобы побольше узнать о своем герое, корреспонденты программы "90х60х90" готовы отправиться хоть на край света, в том числе и в Норильск. В родной город Дмитрия Торбинского слетал Кирилл Пупшев. Впечатления от самой запоминающейся поездки в жизни Кирилла – только в блоге "Mad Men".

Командировка в Норильск пришлась на конец июля. В Москве стояла привычная жара, а за полярным кругом, как сообщал интернет, было +12. Знакомство с суровым краем началось еще в воздухе – при подлете к городу командир сообщил, что погода в Норильске нелетная – туман.  Ничего удивительного, подумал я – подтверждается образ мрачного места, сформированный еще статьей из википедии. После часа кружения над аэродромом, из динамиков снова раздался голос:

 - Уважаемые пассажиры, посадка по-прежнему невозможна, борт отправляется на запасной аэродром.

Теперь – внимание! Запасной аэродром  находился в шестистах километрах от Норильска, в Новом Уренгое. И этот факт сам по себе мало удивителен – страна огромна. Гораздо интереснее, что разница во времени с Норильском там составляет 2 (!) часа. То есть единственное место, куда, в случае чего, можно посадить самолет, расположено в двух часовых поясах!

Летом 2 часа разницы, например, между Москвой и Парижем...

Кстати, до Норильска можно добраться только по воздуху – автомобильных и железных дорог, входящих в единую транспортную сеть, нет. Поэтому там остальную часть России называют материком. Отсюда на "острове" и такие цены: бутылка "Активии", заметил я, стоит 185 рублей...

В центре города дома выкрашены в аляповатые цвета – так проще переносить полярную ночь. Хоть что-то в эту пору должно быть ярким.

Много раз бывал в Петербурге, но ни разу не видел белых ночей. В Норильске мечта осуществилась. Здесь конечно же, нет такого понятия, как "белая ночь". Есть полярный день. 

Норильск окружают 3 градообразующих завода. Помимо обычного своего дыма заводы довольно часто еще и "поддают газку" – дышать становится затруднительно, появляется кашель. Жители в таких случаях стараются не выходить на улицу и сидят по домам. Пережидают.

Уже в нашем эфире Торбинский рассказал, что в детстве даже не особо обращал на экологию внимание. Готовясь к поступлению в школу "Спартака", спокойно тренировался на улице, "в газ".

Черная субстанция, на которой мы стоим, называется шлам. Шлам образуется в результате переработки металлов. Таксист, возящий нас по индустриальным районам, сам работает в одном из цехов. Он рассказывает, что шламом, которого целые горы, зимой посыпают дороги от гололеда. Больше он ни на что не годен.

Но это у нас. Японцы, продолжает таксист, предлагали заводам покупать эту крошку, обнаружив в ней 4-5% редких металлов. Мы эти проценты по технологическим причинам извлечь не можем. Японцы могут, но им не продают.

В принципе, если задумают снимать "Терминатор 5", то эти декорации должный подойти.

Еще в Норильске есть традиция благодарить своих жен за новорожденных, расписывая здание напротив роддома. Надписи не стирают и не закрашивают – это тоже один из способов борьбы с зимней депрессией.

Есть в городе и спортивная площадка. Совсем скоро, если не уже, она будет завалена снегом. Ну а летом новые Торбинские здесь играют в футбол целый день. Целый полярный день.