Кадр со съемок сериала "Заговоренный"

    Юрий Суходольский: "Заговоренный" - предельно актуальное кино

    25 апреля на телеканале "Россия 2" состоится премьера кинопроекта "Заговоренный". Каждая из четырех новелл картины - отдельная история, рассказывающая о вызовах современного мира. Режиссер Юрий Суходольский рассказал о том, как создавался фильм.

    - Основа сюжета "Заговоренного" - противостояние двух бывших сослуживцев, которые в новом времени оказались по разные стороны. То есть это "фильм-дуэль", верно?
    - Да, это прежде всего "фильм-дуэль". Но это не просто история столкновения двух людей, прошедших лучшую боевую школу мира – российского спецназа. Это еще и исследование разных типов мировоззрения: холодного рационализма, который все меряет деньгами, и характера, для которого слова честь, совесть, дружба, Родина не являются пустым звуком. Последний взгляд на жизнь присущ капитану разведки ВДВ Андрею Шикову. А вот его бывший боевой товарищ Георгий Солдатов по кличке Густав – сторонник другой позиции. "Побеждает тот, кто сбросил все ненужное", - это его жизненное кредо. Вот мне было интересно столкнуть двух таких людей, как бы выросших из одного корня, имеющих много общего, когда-то связанных дружбой, но в итоге выбравших разные пути в жизни. Это очень острый конфликт. И надо сказать, что мы старались сделать такое кино, в котором помимо действия оставалось бы пространство для драматизма и было над чем подумать зрителю.

    - Главный герой Андрей Шиков по кличке "Шик" уволился из рядов Вооруженных сил и открыл мастерскую по ремонту электронной техники. Он воевал в Чечне, на Балканах, получил от друзей прозвище "Заговоренный" за способность выходить из самых жестоких переделок без единой царапины. Как вы создавали этот образ? У него был реальный прототип?

    - Некоторые черты характера и биографии моего главного героя заимствованы из жизни героя России Анатолия Лебедя. Здесь мне неоценимую помощь оказал режиссер Валерий Довбня, который как раз работал над документальным фильмом про этого человека и предоставил возможность ознакомиться с собранным для фильма материалом и даже использовать то, что не вошло в его картину "Анатолий Лебедь. Досье русского Рембо". У Анатолия Лебедя и "позаимствовал" для Андрея Шикова его легендарную неуязвимость. Вообще работа по сбору материалов о своих героях не прекращалась в ходе всего периода работы над фильмом. Сначала это были открытые источники, потом были встречи с офицерами российских частей специального назначения. С некоторыми из них я проводил довольно много времени вместе, так как они находились на площадке для тренинга актеров и постановки боевых сцен. А возвращаясь к фигуре Анатолия Лебедя, могу сказать, что про него должен быть снят полнометражный фильм – там есть и характер, и история на самый мощный блокбастер.

    - Вы сказали, что биография Анатолия Лебедея подсказала вам идею "неуязвимости" главного героя. Это свойство даже отображено в названии фильма. Насколько вообще реальны эти истории про неуязвимость?

    - Абсолютной неуязвимости, конечно, нет и быть не может. У того же Лебедя было более пяти ранений, одно из них – очень серьезное. Безусловно, вся подготовка бойца направлена на то, чтобы повысить его выживаемость, привить и довести до автоматизма навыки обращения с оружием, приемы ухода с линии огня, маскировки и т. д., которые бы свели к минимуму риски. В элитных подразделениях вооруженных сил России любые потери  - это предмет для серьезного анализа. Но есть и другое. Существует не только боевой инстинкт и определенные последствия выброса адреналина в кровь – замедление течения времени, например, - но и вещи не вполне объяснимые физиологией. Почти каждый из боевых офицеров может припомнить случай, когда жизнь ему спасало нечто вроде ясновидения –  например, какое-то шестое чувство заставляет резко поменять позицию, а потом туда, как они говорят, тут же  "прилетело", или вдруг остановиться за сантиметр до растяжки, остановить машину перед миной и т. д.  Все-таки это специфическая работа, люди просто в силу профессии стоят всегда на грани жизни и смерти и какие-то мистические ветра на этом пороге, по моим ощущениям, веют.

    - Действие фильма разворачивается в России, Сербии, Ливии, Греции, Болгарии, Йемене. Как проходили съемки в этих странах?

    - Мы никуда не ездили. Всю необходимую нам разнообразную натуру мы нашли в Крыму. Для меня лично и для всей съемочной группы возможность жить и работать на полуострове сразу после его возвращения в состав РФ стала бесценным жизненным и человеческим опытом. Я рад, что в нашей "густонаселенной" картине – одних эпизодических ролей в ней больше ста – снимались в основном крымские актеры. Вообще, когда этот проект зарождался еще на уровне сценария, в Крыму как раз происходили известные события, и я поставил перед собой в том числе задачу  написать такую историю, которую было бы возможно целиком снять именно здесь. Я хотел, чтобы деньги и рабочие места пришли на полуостров. Но я так же знал, что Крым является почти совершенной натурной площадкой, и никаких творческих компромиссов от нас не потребуется. И действительно, на мой взгляд, мы довольно точно  “попали” в нужные нам страны. Некоторые люди даже отказываются верить, что мы за границы РФ не выезжали.

    - У вас также сыграли актеры из Сербии и Словении. Как работалось с ними?

    - У нас снялись замечательные сербские и словенские актеры – Джордже Маркович, Даниэль Ковачевич и Симон Добравец. Джордже и Даниэль молодые ребята, но уже много сыгравшие в театре и снимающиеся как у себя на родине, так и за рубежом. Это восходящие звезды. Симон Добравец -  выпускник Гитиса, прекрасный актер и  известный переводчик русской литературы. Меня просто потрясла их актерская отдача, профессионализм и, что немаловажно в экспедиции, да и вообще на съемочной площадке – человеческие качества. Съемки были очень тяжелые, на грани выживания. Но ничего кроме готовности работать, доброжелательности, внимания к партнерам и съемочной группе, корректности я от них не видел. От людей просто свет исходил. Даниэлю и Симону было несколько проще – у них хороший русский язык, а вот Джордже пришлось труднее. И когда я увидел его сценарий, испещренный пометками так, что там текста самого не было видно, я прямо ахнул. Ему было очень трудно, но он прекрасно справился и с ролью, и с незнакомым языком. Считаю, что и Даниэль Ковачевич, и Джордже Маркович и Симон Добравец сделали очень интересные актерские работы. А вот одну из сербских героинь сыграла наша актриса – Александра Каллас. Параллельно с нашей картиной она снялась вместе с Кристофером Ламбертом в одной из основных ролей в большом американском проекте, который будет представлен в этом году на Каннском фестивале ("Десять дней в сумасшедшем доме", реж.Тимоти Хайнс). То есть у нас большая "глубина состава" и интересный, свежий актерский ансамбль.

    - Тяжело было актерам изображать суперменов? Нагрузки наверняка были нешуточные? Вы сказали, что съемки были "на грани выживания"…

    - Я ставил перед собой задачу, не теряя кинематографической зрелищности, показать реальную боевую работу. Поэтому наши актеры прошли специальную подготовку. В постановке боевых сцен нашего фильма участвовали офицеры севастопольского "Беркута", они вместе с бойцами этого подразделения приняли участие и в съемке фильма. Действовали мы так: сначала я передал актерам определенные методические материалы и они готовились по мере сил сами, затем по приезду в Крым я организовал для них занятия по спецподготовке, а затем уже дополнительно они занимались на площадке как во время подготовки боевых сцен, так и между дублями. Некоторые актеры специально приезжали раньше на съемку, чтобы иметь возможность потренироваться, понимая, что приобретают в том числе бесценный профессиональный опыт. Занимался и я – трудно было избежать соблазна поработать с такими преподавателями. И хочу сказать, что вся съемочная группа просто влюбилась в этих людей. Кстати, для многих явилось просто откровением, что работа с оружием, тактика, приемы рукопашного боя в исполнение офицеров спецназа сами по себе уже являются произведением искусства по своей красоте и точности.

    - Какие технические решения применяли при съемках?

    - Применялась многокамерная съемка, использовалась камера GoPro и другие передовые технологии. Так, почти вся картина снята с использованием DJI Ronin – электронного стедикама, обеспечивающего стабилизацию камеры по трем осям. Так что наш оператор, замечательный мастер своего дела Кирилл Сперанский, которому и я лично, и наше кино многим обязано, совершил и свой подвиг, по многу часов перемещаясь с довольно тяжелой конструкцией на плечах. Это позволило получить нам живую, "дышащую" картинку, которая дает зрителю эффект личного присутствия, полного погружения в разворачивающиеся события. В общем, мы использовали весь арсенал средств – от киношной пиротехники до компьютерной графики. Конечно, это телевизионный проект и наши возможности были не так широки, но наши художники, реквизиторы и пиротехники придумали множество оригинальных решений, которые, на мой взгляд, позволяют нашему фильму не стыдится за спецэффекты.

    - Каждая из  четырех новелл фильма является отдельной историей, рассказывающей о вызовах современного мира. Что это за вызовы?

    - Для меня очень важно, что содержание фильма предельно актуально, все его события происходят "здесь и сейчас". Сценарий оказался, и надо сказать, к большому сожалению для меня, пророческим. Первая новелла фильма – "Игла" -  начинается, например, с того, что одной из ракет, украденной на Украине, сбивают гражданский самолет, а затем остальной груз из этой партии попадает в Йемен. И этот эпизод, и сценарий был написан до печальных событий с малайзийским "Боингом". Во всей этой истории оказываются тесно переплетены интересы спецслужб, политиков, биржевых игроков. Вообще мне кажется, что современный мир похож на тот символ, который мы использовали в дизайне названия “Заговоренный” -  василиск, дракон, пожирающий свой собственный хвост. Мощнейшие технологии, условием появления которых явилось не только развитие науки и техники, но и определенный уровень социальной культуры, вдруг оказались в руках людей, которые отрицают базовые принципы человеческой цивилизации. А дать им отпор мешает разобщенность между государствами. Образно говоря, часто правая рука порождает ту болезнь, которая сначала поражает левую, а потом и весь организм. Все слишком тесно переплетено, и простому человеку трудно разобраться, какие интересы стоят за событиями и что вообще там на самом деле происходит. И это порождает тревожное ощущение, страх перед будущим. Но я уверен, что человечество с честью выйдет из этих трудностей и пойдет в своем развитии дальше.

    Не пропустите премьеру фильма "Заговоренный" в субботу, 25 апреля, на телеканале "Россия 2" и сайте Russia2.tv