Николай Чиндяйкин

Дата рождения:

08.03.1947

Место рождения:

село Черное (Нижегородская область)

Российский актер театра и кино, режиссер, педагог

Биография

Родился Николай Чиндяйкин в деревне Черное Горьковской области (ныне Нижегородской) в семье военнослужащего.

Юные годы Коли проходили в своеобразной атмосфере: "В детстве я жил в селе в Горьковской области, и рядом была расположена зона. Мимо нашего дома несколько раз в день проезжала машина с вооруженной охраной, в которой заключенных возили на лесоповал. Я выбегал и махал им рукой. Надеялся, что кто-то из заключенных вырежет из дерева лошадку и бросит ее для меня на дорогу. Часто к нам в село заходили так называемые "бесконвойные". Это те, кто имел право выходить за пределы зоны. До сих пор хорошо помню этих людей – в фуфайках без пуговиц, с наколочками на руках. Обычно подходили и спрашивали: "Привет, пацан. У тебя сестренка есть?"

Несмотря на то, что будущий актер рос в послевоенные и тяжелые годы, его детство было очень счастливым: "Родители безумно любили детей. Нас в семье называли только Колик и Леночка, и никак иначе. Помню, как отец иногда садился за стол, глаза у него блестели, и говорил: "Дети, какие же мы счастливые!" Они, несмотря на все тягости и трудности, действительно были очень счастливы, потому что были вместе".

Когда Николай был школьником, семья Чиндяйкиных переехала в Донбасс. Там он стал ходить в театральную студию.

"В Алчевске я сразу же записался в кучу кружков: рисовал, играл на гармошке и баяне, посещал несколько спортивных секций. Я общался с компанией Чапаенка, мог с ними посидеть, поболтать, а потом бежал на репетицию в драмкружок. Они меня называли Артист. Даже как-то пришли всей компанией на мой спектакль. Я играл главную роль и по сценарию должен был целоваться с девушкой. Когда подошла "критическая" сцена, в зале поднялся гудеж, пацаны стали кричать: "Коля, давай! Давай!"

– Родители были далеки от искусства. Папа работал механиком, мама – санитаркой в больнице. Они были обеспокоены тем, что я каждый день куда-то хожу репетировать. Поэтому отец пошел поговорить с руководительницей нашего драматического кружка. Вернулся домой и сказал маме: "Такая приятная, интеллигентная женщина. Про Колю хорошо отзывается. Говорит, у него есть дарование и внешние данные". Потом ко мне повернулся и спросил: "Сынок, а что такое внешние данные?", – вспоминает актер.

Именно занятия в драмкружке укрепили мечту Николая Чиндяйкина стать артистом. И в 1964 году, бросив учебу в 11-ом классе, уехал в Ростов-на Дону. С первой попытки поступил в Ростовское училище искусств.

"Председатель приемной комиссии все переспрашивал, посмеиваясь: "Еще раз повторите, как ваша фамилия?" – "Чин-дяй-кин". – "Ха-ха. Шикарная фамилия, очень театральная. Ну ладно, давайте, читайте…" Я просто взбесился. Когда вышел, спросил у студентов: "А кто этот мужик?" Они прямо обалдели: "Да ты что?! Поступаешь и не знаешь, кто он? Это же знаменитый артист – Энвер Меджидович Бейбутов". А тогда был такой известный певец Рашид Бейбутов, так вот тот дядька оказался его родным братом. И я подумал: "Ну блин, это что же получается? Энвер Бейбутов для русского театра – нормально, а Коля Чиндяйкин – смешно. Ну уж нет, никогда не буду менять свою фамилию", – признается актер.

В 1987-ом получил второе образование, окончив режиссерский факультет ГИТИСа, курс М.М. Буткевича и А.А. Васильева.

"Я давно мечтал о режиссерском образовании, но думал что на режиссуру поступают одни лишь гении, недооценивал себя. И все топтал, топтал свою дорожку актерскую, читал много, занимался, а когда поступил в ГИТИС, то злился: какой же все-таки я идиот, еще 10 лет назад надо было приехать в Москву учиться", – рассказывает Чиндяйкин.

Театр

После учебы в училище Николай пришел работать в труппу ростовского ТЮЗа, где и прослужил порядка пяти лет. Выходил на сцену в "Вишневом саде", "Собаке на сене", "Старшем сыне" и "Апреле". Затем по приглашению уехал в Омский драматический театр, где играл в таких постановках, как: "Любовь под вязами", "Царь Борис", "Мещане", "Бесприданница", "Орфей спускается в ад", "Двое на качелях", "Прошлым летом в Чулимске" и многих других.

В 1987 году был принят в Московский театр – "Школа драматического искусства". Среди его ярких ролей: Директор и Отец – "Шесть персонажей в поисках автора", Верховенский – "Бесы", Рогожин – "Vis-a-Vis" - совместный проект с центром Кунстлерхауз Бетаниен в Берлине по роману "Идиот" Достоевского.

В 2008-ом Чиндяйкина пригласили в Московский Художественный театр на роль Фирса в спектакле А. Шапиро "Вишневый сад". В том же году стал полноправным артистом театра. На его счету десятки разножанровых трудов: "Трехгрошовая опера" – Джонатан Джеремия Пичем, "Свадьба Кречинского" – Петр Константинович Муромский, "Мефисто" – Генерал, "Крейцерова соната" – Купец, "Дорогое сокровище" – Морен, "Мастер и Маргарита" – Понтий Пилат.

"Я считаю, что это мне награда. Честно говоря, я уже ни на что не рассчитывал. Думал, что отработал свое: пять лет в Ростове-на-Дону, 15 лет в Омске, 20 – в Москве. Снялся почти в ста фильмах. "Красиво все заканчивается", – думал я. И вот однажды раздается звонок, в трубке слышу голос Олега Павловича Табакова, который предлагает мне роль Фирса в "Вишневом саде". Я ему так сразу и говорю: "Кто же откажется от такой роли, ее артисты годами ждут и не дожидаются". Вот таким образом я пришел в этот театр на разовую роль.

Через год Табаков встретил меня в коридорах МХТ и говорит: "Ну что, так и будете у нас приходящей няней? В труппу не хотите вступить?" Я написал заявление и с божьей помощью играю неплохие роли, в том числе Понтия Пилата в "Мастере и Маргарите". Мне очень нравится атмосфера в МХТ, она напоминает омскую – по смыслу, осознанному покою в труппе, отсутствию чванства, все-таки вокруг звезды, звезды, звезды. Но все хорошо уживаются, никто никому не мешает, все ладят. Приходить в театр, находиться там приятно", – говорит актер.

Режиссер

По окончании в 1987 году режиссерского факультета ГИТИСа, Николай Чиндяйкин начал работу режиссером. Его первыми трудами стали "Иосиф и его братья" и "Плач Иеремии".

Сорежиссер спектакля-оперы "Пиковая дама" П. И. Чайковского – постановка А. Васильева, Веймарский Оперный театр. Далее выпустил постановки: "Афинские вечера" и "Железный класс".

"Режиссура всегда привлекала меня очень сильно. В 83-ом я, тогда актер Омского театра, поступил в ГИТИС на режиссуру. Судьба подарила встречи с гениями – Анатолием Васильевым, Ежи Гротовским.

Я был правой рукой Васильева, продолжал играть, но больше занимался режиссурой; потом жизнь сделала еще один поворот, Васильев на несколько лет уехал из России, я стал больше сниматься, потом перешел в Художественный театр.

Я уважаю позицию тех людей, которые считают: может быть только одно – или высокое искусство, или сериал. Но мне мой опыт подсказывал совершенно другое. На пространстве моей профессии много интересов. И они для меня равноценны. Mне было интересно, смогу ли я поставить чисто кассовый спектакль – и чтобы огромный зал был полон. При этом я хорошо знал, что могу поставить спектакль в маленьком подвале, и он будет известен в театральных кругах; о нем напишут, станут возить на фестивали в Авиньон и Эдинбург – ну а как насчет массового искусства?

Да, я поставил пьесу моего приятеля Пети Гладилина "Афинские вечера", и в ней играла Оля Аросева, и Лева Дуров, и Вера Алентова. И некоторые критики вопрошали: как же так – после Васильева антрепризный спектакль? А я на это отчечаю: почему же нет? Ведь я не зачеркнул то, что было сделано мной", – признается артист.

Театральные работы

Московский Художественный театр имени Чехова:

  • "Весы", Игорь
  • "Вишневый сад", Фирс
  • "Дорогое сокровище", Морен
  • "Игра в "Городки", Актер
  • "Крейцерова соната", Купец, он же Егор
  • "Мастер и Маргарита", Понтий Пилат
  • "Мефисто", Генерал
  • "Обрыв", Председатель
  • "Трехгрошовая опера", Джонатан Джеремия Пичем
  • "Свадьба Кречинского", Петр Константинович Муромский

Театр на Таганке:

  • "Старший сын", Сарафанов

Театр "Практика":

  • "Чапаев и пустота"

Петербургский театр "Приют комедианта":

  • "Собачье сердце", Профессор Преображенский

Московский театр "Школа драматического искусства":

  • "Шесть персонажей в поисках автора", Директор и Отец
  • "Бесы", Верховенский
  • "Vis-a-Vis", Рогожин
  • "Сегодня мы импровизируем"

Омский академический театр драмы:

  • "Моя любовь на третьем курсе"
  • "Ночи без звезд"
  • "Орфей спускается в ад"
  • "Любовь под вязами"
  • "Двое на качелях"
  • "Бесприданница"
  • "Наедине со всеми"
  • "Царская охота"
  • "Прошлым летом в Чулимске"
  • "Царь Борис"
  • "Привидение"
  • "Соленая Падь"
  • "Варлаам сын Захария"
  • "Мещане"

Ростовский ТЮЗ:

  • "Город на заре"
  • "Эй ты, здравствуй"
  • "Два товарища"
  • "Собака на сене"
  • "А зори здесь тихие"
  • "Апрель"
  • "Старший сын"
  • "Вишневый сад"

Кинематограф

Сниматься Николай Чиндяйкин начал довольно в зрелом возрасте  – в 43 года. В 1990 году Игорь Апасян предложил ему роль кока Магриджа в приключенческом фильме "Морской волк" по одноименному роману Джека Лондона. После удачного дебюта режиссеры засыпали его различными предложениями. Он появился в ряде картин – "Маленький гигант большого секса", "Увидеть Париж и умереть", "Музыка для декабря" и других.

В середине 90-х актер кардинально изменил имидж – он приобрел свою знаменитую лысую голову. Актер рассказывает: "По этому поводу я придумал шутку: "Чиндяйкин – блестящий артист, особенно лысина". Конечно, родился я не лысым. Наоборот, в юности у меня была богатая шевелюра, я носил длинные волосы. Все, кто сейчас видит мои фотографии тех лет, очень удивляются. Лысина – позднейшее приобретение. Заметив лет десять назад первые признаки, я не стал, как многие мужчины, волноваться, комплексовать. Просто побрил голову и забыл об этом. А на вопрос, повлияло ли это на его работу в кино, он отвечает: "Да, причем резко. Мне стали предлагать гораздо больше ролей. Я вообще называю лысину своей кормилицей".

"Мама, не горюй!"

В 1998 году Николай снялся в комедии Максима Пежемского "Мама, не горюй!", перевоплотившись в майора Алексея Ивановича.

Сюжет: Развеселая свадьба в маленьком городке. Гулял на ней Морячок. Появился Турист и стал приставать к невесте. Морячок ударил наглеца по голове. Турист упал. Удар оказался смертельным. Скрывшегося Морячка ищут свидетели, милиция, элитные киллеры – дядя с племянником. Задача не из легких...

Артист вспоминает об этой работе: "Мне нравилось работать, но были моменты, которые приводили меня в недоумение. Например, Максим Пежемский, снимавший фильм, выражал свое мнение и вместе с тем всю совокупность указаний об игре актеров одним словом: прикольно. "Как играть в таком-то эпизоде?: "Играй прикольно", – отвечал он".

Вместе с Чиндяйкиным на съемочной площадке играли Гоша Куценко, Евгений Сидихин, Олеся Судзиловская, Андрей Панин, Александр Баширов, Елена Шевченко, Иван Бортник, Сергей Колтаков, Нина Русланова, Валерий Приемыхов, Иван Охлобыстин, Сергей Векслер, Мария Машкова, Виктор Вержбицкий.

Успех фильма "Мама, не горюй!" принес Николаю Чиндяйкину популярность среди зрителей и вызвал очередной интерес со стороны режиссеров. В последующие годы он сыграл немало ролей милиционеров, бандитов, генералов, криминальных авторитетов. Среди его персонажей: полковник ФСБ Емельяныч в фильме "Львиная доля" и мафиози Эдуард Денисов в сериале "Каменская"; вице-директор Департамента полиции Петр Иванович Рачковский в исторической ленте "Империя под ударом" и лидер исламских экстремистов Аль-Саид по кличке "Чалма" в военной картине "Мужская работа"; следователь Лырченков в культовом боевике "Антикиллер" и бизнесмен, бывший криминальный авторитет Юрий Михайлович Панкратов в криминальном проекте "Бандитский Петербург"; майор Петр Антонович Волков в детективе "Час Волкова" и вор в законе Якут в "Платине".

"Московские окна"

В 2001 году актер засветился в мелодраме Александра Аравина "Московские окна", в которой исполнил роль Юрия Терехова.

Сюжет: 60-е – это встречи в Политехническом, спекуляция и валютные махинации, спор "физиков и лириков" и посиделки на кухне. Радости и разочарования, интриги и неожиданные повороты судьбы, искренние порывы и человеческая подлость, – все признаки добротного сериала на родной почве. Авторы сериала дают возможность телезрителям заглянуть в московские окна, хранящие много жизненных историй.

В картине также снимались Анна Арланова, Марина Могилевская, Игорь Бочкин, Елена Аминова, Ксения Алферова, Илья Древнов, Владимир Симонов, Мария Аронова, Мария Полицемако, Николай Иванов.

С 2000-го в активе артиста такие заметные работы, как: "Мужская работа", "Антикиллер", "Бандитский Петербург", "Под Полярной звездой", "Талисман любви", "Дети Арбата", "На безымянной высоте", "Парни из стали", "Александровский сад", "Одна семья", "Нюхач", "Со мною вот что происходит", "Год в Тоскане" и многие другие.

В 2017 году сыграл в третьей части детективного сериала "Нюхач", в котором Чиндяйкин вновь предстал в образе генерала. А в 2018-ом Николай появился в спортивной драме "Моя жизнь", где ему достался киногерой – Михаил Петрович – детский тренер.

Николай Дмитриевич отмечает, что ему очень нравится сниматься в кино: "Нравится приезжать на съемочную площадку, ругаться, уставать как собака. Иногда бывает тяжело, особенно когда снимаешься параллельно в трех-четырех картинах. Переезжаешь с площадки на площадку и уже забываешь, кто ты вообще такой, какой нужно говорить текст".

Всего фильмография народного артиста России насчитывает порядка 100 ролей.

Педагог

В конце 80-х Николай Дмитриевич преподавал в "Школе драматического искусства" Анатолия Васильева, а с 1996 года трудится в Российской академии театрального искусства. Он ведет актерско-режиссерский курс.

Писатель

Чиндяйкин издал книгу в память о своей второй жене, актрисе Татьяне Ожиговой. Он рассказывает: "Я был инициатором той книги, а собирала ее Танина подруга Лида Пугачева. Там много нашей с Таней переписки, стихов, фрагментов из дневников, что-то и самой Лидой написано. С моей стороны это было своеобразное "люблю" и "прости". Мне казалось, что это мой долг перед ней, Таня была гениальной актрисой. Она умерла в 89-ом году, и мне хотелось, чтобы осталась память о ней...

Не знаю, насколько я хороший литератор. Раньше каждый день писал дневник, уже накопилось много тетрадок. Теперь нужно время, чтобы разобраться в своих записях. Жена, она у меня девушка с извилинами, читала, говорит, это потрясающе, мол, вообще ничего не надо переделывать, так прямо и отдавать в типографию".

Личная жизнь

За плечами актера три брака. С первой женой Натальей познакомился в Ростовском училище искусств. После они вместе работали в местном ТЮЗе. Еще во время учебы, когда им было по 18 лет, решили создать семью. У пары появилась на свет дочь Анастасия. Через пять лет совместной жизни союз Николая и Натальи дал трещину. 

Второй женой стала актриса Татьяна Ожигова. Она была самой молодой народной артисткой Советского Союза. Звание получила в 34 года. Роман с Ожиговой начался в Омске, где они вместе работали в местном театре. Татьяна Ожигова умерла в 1989 году от онкологической болезни, что было сильным ударом для Чиндяйкина.

Спустя три года после личной трагедии на курсе Васильева появилась новая студентка – Раса фон Торнау, молодая актриса, приехавшая в Москву из Вильнюса. Они познакомились, и поначалу просто общались. "Так существовали довольно долго, пока я не убедился, что ничего другого и быть не может. Ведь жена – это уже какое-то другое понимание", – вспоминает Николай Дмитриевич.

Спустя два года они поженились. В одном из интервью он признается: "Раса – абсолютно моя жена. Именно мой человек. Не встреть я ее, никого другого бы не появилось".

Дочь Николая Чиндяйкина Анастасия получила экономическое образование, занимается бизнесом. Настя вышла замуж за актера Вадима Шанаурина. Супруги воспитывают сыновей Алексея и Артема.

В свободное от кино и театра время Николай Дмитриевич пишет стихи, читает философские трактаты, поет лирические песни под гитару.

О подробностях личной жизни актер рассказал в передаче "Судьба человека с Борисом Корчевниковым".

Интервью

История любви родителей

"Когда пришла война, папа служил на срочной службе в Киеве, и их начали бомбить прямо в 4 утра 22 июня 41-го года – его автополк находился на территории авиационного завода "Большевик". Папа очень нехотя говорил о войне, но о том, как все началось, рассказывал. Раннее утро, никто не понимал, что происходит. Может, офицеры еще чего-то сообразили, но солдаты... И вначале, когда над городом страшным гулом загудели самолеты, а летела тысячная армада, все потрясенно смотрели в небо и восхищались: "Какая мощь!" Думали, советская авиация летит. А потом вдруг полетели бомбы… Из первого окружения папе выбраться удалось, но в конце 41-го он попал во второе окружение – самые страшные месяцы, когда погибла практически вся армия. Освободили папу из плена в конце войны под Франкфуртом-на-Майне, а до этого он был в концлагере недалеко от Бреста. Там они встретились с мамой. Военнопленных сгоняли на работы вместе с местным населением, а мама моя из-под Бреста, до войны вместе с сестрой работала в няньках.

Папа влюбился в эту необыкновенно красивую деревенскую девушку. А она в него. И в этом кошмаре войны, плена у них начался роман. Но вскоре папу переправили в другой лагерь. Уезжая, он не знал, что мама беременна. Она и сама тогда этого еще не знала… После победы папа опять оказался в заключении, теперь уже советском – в Горьковской области, в том самом нашем ЛЗК. Непосредственно в зоне он провел около года – работал на лесоповале. Кстати, это не называлось тюрьмой. Это был
контрольно-фильтрационный лагерь. Им так объясняли: "Вы же находились на территории врага, работали там. Значит, мы должны вас проверять". Оттуда папа бесконечно писал письма в Брест и пригороды, в надежде разыскать полюбившуюся девушку. Невероятно, но она нашлась – жива, здорова, живет в деревне, воспитывает дочку Леночку…

Наконец папу перевели на вольное поселение. По зэковскому сленгу – пять лет "по рогам" с лишением избирательных и всяких гражданских прав. Работа – на лесоповале. То есть все как прежде, уехать так же никуда нельзя, только теперь еще и кормить себя надо самому – вот, собственно, и вся разница. И все же было главное отличие – к папе переехала Стефанида с моей годовалой сестренкой. Тогда же родился и я. По моим скромным вычислениям, с производством меня мои родители не задержались. Все четко: у нас с сестрой разница год и десять месяцев".

Детские мечты

"Вынужден признаться... В детстве я мечтал стать художником. Не знаю уж, откуда такая мысль взбрела мне в голову. Много рисовал, даже маслом писал. Комично, но потом все мои "труды" сгорели. В прямом смысле сгорели. Курил тайком от родителей. Хорошо, что дом не сгорел. Потом театр перебил все прочие интересы. Однако и теперь, особенно когда бессонница и пасьянс уже не помогает… беру карандашик… и так до утра".

О ролях

"Пытаюсь найти в персонаже что-то близкое мне. Актеру играть неинтересного ему персонажа – все равно что режиссеру работать с нелюбимым актером. И ему портишь жизнь, и себе. Так что могу сказать, что люблю их всех. Конечно, есть более близкие персонажи. Вот вчера ко мне подошел молодой человек и попросил разрешения сфотографироваться со мной, потому что он смотрел "Парни из стали". Сам он боксер и сказал, что ему сразу было видно, что я боксер. (Так по роли.) Я разными видами спорта
занимался, но боксом – никогда. И герой этого сериала Рогов – неожиданно пришедшая ко мне роль".

Спектакль "Собачье сердце"

"Какая-то часть булгаковских произведений поразительна тем (это все домашние мои открытия, ими пользуюсь), что они выстрелили в определенное время, в конце 60-х. И особенно, "Собачье сердце", конечно. Наша общественная среда тогда была заражена идеями революции, массовых сдвигов, перемены мира. И не только у нас. Я много путешествовал по миру, и где я только ни был, и это так удивительно – встречать где-нибудь в Мексике с последователями Третьего интернационала. Видеть
музей Троцкого и узнавать, что такие великие художники, как Сикейрос, не просто болели за революцию, но и активно в ней участвовали. И вдруг появляется некий текст о 1920-х годах в России, написанный свидетелем того времени...

Не только Шарикова, но и интеллектуала Преображенского. Он все время объясняет своему соратнику, доктору Борменталю, что он враг необоснованных гипотез, что он человек наблюдений, опыта, и вот он-то сейчас все объяснит. И мы все ждем: что же этот гениальный профессор скажет нам об этом времени такого важного. А он говорил о калошах. О калошах! О каких-то затоптанных коврах. О людях, которые не умеют нормально ходить в туалет. Он говорит о совершенно анекдотических вещах. И вдруг мы понимаем какие-то сложнейшие мировые моменты, которые не могли до конца осознать через философию, социальную литературу. И вот такие тексты, как "Собачье сердце" дали нам новую энергию. Я помню, как она ходила в самиздате. Я сам в этом участвовал – никогда не забуду, как перепечатывал "Роковые яйца" в пяти экземплярах... Так что, конечно, когда Максим Диденко предложил мне принять участие в его спектакле по "Собачьему сердцу", я сказал "да".

Школа Ежи Гротовского

"Я ни разу в жизни не бывал за границей просто как турист, всегда исключительно по работе. Из-за этого в сорок лет пришлось заняться изучением иностранных языков. Помню, когда мы первый раз с театром приехали в Лондон, знакомые артисты потратили все деньги на какую-то видеотехнику, а я – на учебники английского. Потом мы долго работали в Италии, и я стал понимать по-итальянски. Там же мне выпала удача обучаться в экспериментальном центре Ежи Гротовского. Другими словами – в его актерской лаборатории...

Сегодня Гротовского уже нет в живых, но школа существует, ею руководит один из его учеников, Томас Ричардс. Когда я был в Италии, с нами занимался сам Ежи. В театральном мире его иначе как гуру не называют. "Я начал там, где закончил Станиславский", – говорил Гротовский. Пан Ежи изобрел психофизические тренинги, которые внешне, чтобы читателям было понятно, напоминают йогу. Гротовский считал, что тело актера – инструмент, который нужно уметь настроить. На всех его занятиях царила атмосфера священного действия. Все было регламентировано – как сесть, как встать, где оставить обувь. Я этими тренингами пользуюсь до сих пор. А попасть в школу действительно было непросто. Мне повезло, я единственный из российских актеров, кто занимался в центре Гротовского".

О популярности

"Популярность доставляет удовольствие. Но вместе с тем я понимаю, что это далеко не самая важная вещь. Как говорит мой учитель Анатолий Васильев: "Не важно, какие мы поставим спектакли, важно, как мы проживем жизнь".

О здоровье

"Большая часть моей жизни прошла на волоске от смерти. В юности врачи вынесли мне приговор. Это случилось на первом курсе театрального училища в Ростове-на-Дону. Мы с ребятами собирались поехать в "Артек" пионервожатыми. Нужны были справки из поликлиники. Всем выдали, а мне сказали: "Надо срочно ложиться в больницу". У меня обнаружили серьезную болезнь почек, которая прогрессировала. Я по полгода лежал в больнице. Ситуация становилась критической. И тогда родители узнали, что в Туркмении существует уникальный санаторий "Байрам Али", единственный в СССР, где даже климат помогает лечить почки. Попасть туда было почти нереально. Но отец обивал пороги профсоюзов, писал письма чуть ли не в правительство. И мне достали путевку. Это место стало для меня вторым домом, я ездил в Туркмению каждое лето.

У нас там собралась компания молодых девчонок и ребят, многие из которых были обречены. Но при этом жизнь была с таким количеством стихов, романов, разрывов, невероятных страстей. Круглый год мы переписывались. Потом опять съезжались. Каждый раз кого-то недосчитывались. А сегодня, кроме меня, вообще никого не осталось в живых из той нашей компании...

В училище, а потом и в Ростовском театре мало кто знал о моих проблемах. Я старался это не афишировать. Однако жить приходилось очень осторожно, с оглядкой на болезнь. Это сильно угнетало, в какой-то момент я перегорел, все вокруг надоело.

И тут я получил приглашение в очень известный в те годы Омский драматический театр. Оставил семью и уехал в Сибирь. В Омске решил: будь что будет, но стану жить как нормальные люди. И в первый же день в гостях выпил водки. После этого был уверен, что на следующее утро умру или в лучшем случае окажусь в больнице. Но ничего не произошло, вернее – случилось чудо. Почки не отказали, продолжали нормально функционировать. А вскоре обследование показало, что у меня все в норме. Врачи не
могли поверить своим глазам. "Так не бывает", – говорили они.

Я считаю, меня спасла мама, которая каждый день молила Бога о моем выздоровлении. Еще она превратилась в знахарку, все время собирала травы, сушила их, делала настои. Мамы не стало в 1993 году, а у меня до сих пор хранится собранный ею пакетик с шиповником".

Об удаче

"Я удачлив. Смотрите, как интересно получилось. Окончив училище, я пять лет работал в Ростове, потом 15 лет – в Омске, затем 20 лет – в театре Анатолия Васильева и теперь, вот уже пять лет, служу в Художественном театре имени Чехова. Красиво, правда? И если продолжать эту прогрессию, то здесь мне следует продержаться как минимум лет двадцать пять… А недавно открылась еще одна из счастливых страниц в моей жизни – я начал играть в мюзикле! Мне позвонил Миша Швыдкой, с которым,
надо сказать, мы давние приятели, и совершенно неожиданно предложил сыграть в мюзикле "Времена не выбирают". Мэтта Фрея – хозяина и ведущего радиостанции, доставшейся ему в наследство от матери – выдающейся американской певицы.

Потом он рассказывал: "Мне тебя очень хотелось заполучить на эту роль, но никакой надежды не было. Я не сомневался, что ты пошлешь меня куда подальше..." А я... Я же всегда занимался музыкой, обожал музыкальные спектакли. Мне, мальчику из деревни, безумно нравился театр оперетты. Но в училище про это нельзя было говорить – заклюют. Как можно! Ты драматический артист, и тебе нравится эта пошлость?! Но я постоянно пролезал в оперетту, сидел на балконе и потом пел наизусть все партии.
Короче, когда Миша позвонил, я подумал: "Господи, вот подарок-то! Как бы только сделать вид, чтобы они этого не поняли, а то ведь денег платить не будут...". Вводиться нужно было быстро, за девять дней. Условия жесткие, но как же это здорово: в мои годы вдруг запеть, затанцевать, кстати, под потрясающую музыку.

Это просто фантастика! Конечно, на первых спектаклях никакой радости я не испытывал, кроме самого факта участия. Очень уж было тяжело. Но постепенно вошел в то состояние, когда четко ощущаешь: все уже наработано. И вот тогда постепенно стало сбываться то, о чем мечтал: получать от участия только одно удовольствие. Внук Леша, посмотрев спектакль, сказал: "Дед, ну ты вообще супер!.." Ну разве все это не везение?.. Вы поймите, я же становился на ноги, не имея никакой поддержки, никакой, так сказать, "руки". Всегда был предоставлен себе, всегда сам за себя, и поэтому все то, что у меня есть сегодня,
добыто мной лично, моими скромными возможностями. И честно скажу: мой путь мне нравится. Я давно уже позволяю себе не делать того, чего не хочется. Не сразу я это осознал. Пока взрослел, многие вещи вынужден, обязан был делать, а потом вдруг почувствовал: какая-то планка преодолена, я уже заработал себе право быть независимым.

Не буду я этого делать, даже не просите. Почему? Да просто потому, что не хочу. А вот это мне интересно, этим и буду заниматься... Собственно, в этом, мне кажется, и заключается мое самое важное достижение в жизни и, пожалуй, главный смысл".

Премии и награды

  • Народный артист России (2013)
  • Национальная театральная премии "Золотая маска" (1997)
  • Приз журнала "Театральная жизнь" (1987)
  • Заслуженный артист России (1985)

По материалам Википедии и сайтов: russia.tv, kino-teatr.ru, chindyaykin.ru, rg.ru, tagankateatr.ru, omskregion.info, aif.ru, mxat.ru, 7days.ru.

Фильмография: Актер